Меню
16+

«Сельская правда», общественно-политическая газета Гаврилово-Посадского района

23.06.2020 16:18 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Наша деревянная деревенская школа

Загорская восьмилетняя школа.

У каждого человека есть близкие понятия, за которыми стоит нечто такое, к чему он никак не может быть равнодушным. Среди первых в этом ряду, несомненно, стоит слово «школа». Любой из нас мимо нее не прошел или не проходит. У каждого она своя, и отношение к ней разное. Мне же за свою жизнь, главным образом в силу профессионального положения, довелось побывать и в той или иной степени познакомиться с сотнями общеобразовательных школ в первую очередь в Ивановской области, а также в России и за ее пределами.

В двух средних школах посчастливилось работать директором: в сельской – с числом учащихся больше 250 человек и в городской, где количество детей превышает одну тысячу обучающихся. Среди этого многообразия в мою душу навсегда более всего запала одна – маленькая сельская восьмилетка, находившаяся когда-то в самом центре старинного села Загорье, неподалеку от солидного по размерам рукотворного пруда, по соседству с закрытой и полуразрушенной кирпичной церковью.

В нее самостоятельно, без сопровождения родителей 1 сентября 1958 года я пришел учиться. Бодрящее прохладой солнечное утро слегка позолоченной осени. У знакомого одноэтажного деревянного, обшитого тесом здания школы не торопясь собираются ребята: знакомые — из нашего села, незнакомые — из других деревень. Как правило, чистенько одетые, многие в обновках: кто-то в школьной форме, а иные и в достаточно свободной одежде. Букетов с цветами в руках детей что-то не припомню: наверное, потому что их попросту не было. Постепенно маленькая площадка перед высоким крыльцом заполнилась. Мимо степенно прошли празднично одетые учителя. Вскоре кто-то из ребят громко скомандовал: «Бежим занимать места!» Я, конечно, не знал, что следует делать, а потому, когда нашел свой класс, все востребованные задние парты в нем уже были заняты. Разместился за первой, прямо у стола учителя. Но не долго торжествовали те, кто хотел быть подальше от глаз педагога: пришла наша строгая первая учительница Анна Алексеевна и рассадила нас так, как сочла нужным. На ближнем к непривычно большим окнам ряду оказались мы – шесть первоклассников, на втором – девять третьеклассников, с которыми нам вместе предстояло два года учиться. Так начиналась моя первая в жизни трудовая вахта, длившаяся в стенах родной школы в течение восьми насыщенных и динамичных детских и подростковых лет.

Загорская школа той поры – самое значительное деревянное строение села, построенное относительно недавно – в середине тридцатых годов прошлого века, когда наряду с мощнейшей индустриализацией и повсеместной коллективизацией страна напряглась в борьбе с безграмотностью населения. Сегодня трудно себе представить, как было возможно в отдаленном селе, в условиях безлесья и бездорожья, отсутствия техники, через какие-то десять-двенадцать лет после двух опустошительных войн построить такую школу. В наше время за двадцать девять постсоветских лет вся Ивановская область лишь в прошлом году смогла домучить одну-единственную среднюю школу в поселке Савино. Для Загорья открытие нового здания, безусловно, стало событием. Конечно, школа здесь существовала и ранее (впервые церковно-приходская школа открылась в 1891 году), но она ютилась по небольшим частным и общественным домам и, понятное дело, была малочисленной.

В конце пятидесятых годов в школьном здании имелись четыре просторных классных комнаты, в каждой из которых одновременно могло обучаться до тридцати учащихся, уютная учительская, значительная по площади рекреация, имевшая многофункциональную направленность: она использовалась для отдыха детей в перемены между уроками, в качестве спортивного зала на случай невозможности из-за погодных условий заниматься физкультурой на улице, актового зала, где проводились многочисленные внеурочные воспитательные мероприятия с большим количеством участников. Здесь же по продолжительным переменам нас поили чаем с булочками или кипяченым молоком, которое мало кто из деревенских ребятишек тогда пил. Под гардероб приспособили небольшое помещение при входе, где прямо на стене висела наша неказистая верхняя одежда. Из всех удобств в школе наличествовали два туалета с выгребными ямами, где всегда было довольно-таки зябко. Вот, собственно, и все, что мы тогда имели. Но ничего другого, большего, лучшего никто не знал и не представлял, а потому каждый из нас считал все это вполне нормальным и естественным.

Штатное расписание школы в те десятилетия предполагало лишь две ставки обслуживающего персонала, которые на протяжении многих лет занимали великие труженицы – тетя Тоня и тетя Юля. В их обязанности входили буквально все хозяйственные дела: носить из колодца воду, поддерживать в чистоте помещения несмотря на то, что второй обуви в учреждении не бывало, колоть дрова и ежедневно топить четыре больших печи, быть вахтерами (давать звонки с урока и на урок), охранниками, гардеробщиками, организаторами чаепитий учащихся и т.д. Их роль была заметной для всех, а потому учащиеся знали «техничек», ценили и безропотно выполняли их требования.

Учебные кабинеты были оборудованы и оснащены в соответствии с действовавшими нормативами и возможностями того небогатого времени. В начальных классах стояли парты, в кабинетах среднего звена – столы и табуреты. Из техники на уроках были в ходу примитивные фильмоскопы, экранами для которых служила побеленная поверхность печей, а также простенькие радиолы, на которых крутили виниловые пластинки. На уроках физики, химии, биологии постоянно использовались многочисленные таблицы и приборы, хранившиеся в шкафах вдоль задних стен кабинетов. Немало было исторических и географических карт, постоянно присутствовавших на этих уроках. Но при всем при том основными средствами обучения все-таки оставались классная доска и мел. Учебники и учебные принадлежности приобретали родители, а государство никакого отношения к этому не имело. Большим благом ко времени нашего прихода в первый класс стала электрификация села, а посему керосиновые лампы и фонари постепенно выходили из школьного обихода. Однако моему поколению в полной мере довелось повзаимодействовать с таким кажущимся сегодня архаизмом, как чернильница, которую почему-то называли непроливашкой. Пластмассовый прибор стоял на каждой парте и ежеминутно был востребован нами во время письма, поскольку в те времена шариковых ручек не было и в помине, а потому пользовались ручками с металлическим пером и коричневыми чернилами. Чернильницы имели обыкновение падать как по нашему озорному умыслу, так и по неосторожности, при этом они проливались на что угодно и на кого угодно. Вот почему мы зачастую ходили по школе с руками, перепачканными чернилами, и с коричневыми пятнами на брюках и пиджаках.

Шло время. В образовании происходили перемены (они и сейчас происходят, но с куда большей интенсивностью). В момент постройки здания его четырех классных комнат вполне доставало, но когда ввели обязательное восьмилетнее образование, школа вынужденно перешла на двухсменные занятия. Мне тоже довелось поучиться во вторую смену. Понятно, что это не очень-то удобно. Чтобы с нею покончить, рядом с основным зданием учреждения построили щитовой дом, куда разместили 1-4 классы и где младшим школьникам стало комфортнее учиться. На этом развитие материальной базы школы не завершилось. На ее территории появился еще один щитовой дом, часть его отдали под жилье учительнице, а во второй половине, поскольку в советские времена всегда уделялось повышенное внимание трудовому обучению, воспитанию у учеников трудолюбия и привычки к труду, оборудовали столярную мастерскую, где нас, мальчишек, учили пилить, строгать, мастерить скворечники и даже табуреты, что в дальнейшей жизни, по крайней мере мне, несомненно пригодилось.

Территория образовательного учреждения, немалая по площади, всегда активно осваивалась и постепенно превратилась в цветущий и плодоносящий фруктовый сад с большим количеством яблоней, на которых созревают яблоки замечательных сортов и высоких вкусовых качеств. Сколько трудов праведных потребовал он от учителей и учащихся, чтобы набраться сил и начать давать полновесные плоды, а разнообразным кустарникам – ароматные ягоды смородины и крыжовника. Но не только благоухающим садом на всю округу славилась Загорская школа. Здесь всегда был заботливо обработанный огород, на котором произрастали и приносили желанные урожаи многие культуры нашей местности. А чтобы растущие огурчики-помидорчики были в полном порядке, учащиеся среднего звена ежегодно летом отрабатывали практику, в ходе которой поливали растения, ухаживали за цветами, радовавшими весь летне-осенний сезон глаз всех, кто находился в непосредственной близости от школы. И это при том, что количество детей в ней было очень не велико. Больше того, в шестидесятые годы предпринимались попытки завести при школе некоторую живность, например, кроликов, но что-то тут пошло не так, и затея быстро сошла на нет.

Наличие на центральной усадьбе колхоза «Свобода» восьмилетней школы сыграло свою замечательную роль во многих смыслах. В стенах деревянной школы за сорок лет ее существования получило образование, по нашим приблизительным подсчетам, более полутысячи детей и подростков из Загорья и окрестных сел и деревень – Дубенок, Ключей, Рыкова, Добрячева, Рыковской Новоселки, Богородского, Осановца… При том смею утверждать, что по ряду предметов здесь давали крепкие знания. Хотел бы особо отметить начальную школу, в которой многие десятки лет высокопрофессионально и результативно работали Педагоги с большой буквы: Анна Алексеевна Денисова, заслуженный учитель Российской Федерации, Зоя Васильевна Чернова, Лидия Федоровна Божукова. На должном уровне преподавались, как тогда говорили, основные предметы – русский язык и математика, а также история и география.

В нашей крепкой памяти навсегда остались имена тех учителей, кто отдал Загорской школе многие и лучшие годы своей жизни, — Людмила Абрамовна Чернова, Вадим Андреевич и Светлана Александровна Трепалины. В том, что образовательное учреждение десятилетиями сеяло «разумное, доброе, вечное», без сомнения, велика роль его авторитетного директора Анны Васильевны Максимовой. Люди старшего возраста до сих пор светлой памятью помнят Федора Анисимовича Денисова и Зинаиду Ивановну Малюшину. Их заслуга, как и Анны Васильевны, не только в том, что они преданно и умело учили детей, толково руководили коллективом учителей, но и бескорыстно просвещали взрослое население Загорья и окрестных населенных пунктов. Остались еще земляки, которые добрым словом вспоминают, какие спектакли по пьесам Островского и других драматургов ставились учителями, не забыты их концерты в сельских клубах, лекции и беседы на злободневные темы. Учитель в те тяжелые времена был по-настоящему уважаемым человеком, с него брали пример, с ним советовались по самым разным вопросам, у него учились, в том числе и жизни. Здесь я имею ввиду и взрослое население.

Но все течет, все меняется. К семидесятым годам, когда страна и колхоз «Свобода», наконец, пережили непростые послевоенные десятилетия и поднакопили силенок, стало очевидным, что от того, чем наши терпеливые люди многие годы довольствовались, настала пора отказываться. Примитивное, тесное, пожароопасное здание школы со многими нарушениями санитарно-эпидемиологических требований – без водяного отопления, водопровода, канализации, пищеблока, спортивного зала и другого набора помещений — уже не устраивало и не имело права на дальнейшее существование. Вследствие этого руководство колхоза, согласовав свое решение в соответствующих кабинетах власти, организовало строительство современного на 192 ученических места двухэтажного кирпичного здания школы. Завершение его строительства стало настоящим прорывом в развитии образования села и истории учреждения. Теперь несмотря на ряд трудностей в эксплуатации новостройки, дети могли учиться по-настоящему в комфортных условиях. Полной грудью вздохнули и учителя, получившие не только необходимые для образовательного процесса помещения, но и продвинутые технические средства обучения. Казалось, что все наладилось, безбедное будущее участникам образовательных отношений теперь обеспечено.

Но на рубеже восьмидесятых-девяностых годов жизнь серьезно изменилась, приоритеты в государстве стали иными. По причине сокращения в учреждении количества учащихся и невозможности давать им качественное образование (это в школе, которая более ста лет верой и правдой учила молодое поколение и имела неплохую историю) в 2009 году было принято решение о ее закрытии. Детей стали возить в Осановецкую среднюю школу, за десять километров от дома, а относительно новое школьное здание оказалось ненужным и стоит разрушаясь. Закрытие школы, в определенной степени являвшейся системообразующей единицей населенного пункта, стало одной из причин постепенного «затухания» жизни и деятельности СПК «Свобода», бывшего еще недавно одним из самых успешных и богатых хозяйств области.

Таков невеселый финал нашей истории. Но на печальной ноте расставаться не станем. Почему? Да потому что у нескольких сотен выпускников Загорской восьмилетки сохранились теплые, светлые и добрые воспоминания о нашей деревянной деревенской школе, которая дала им многое – не только какую-то сумму знаний, но и помогла, как теперь говорят, социализироваться в обществе, подготовиться к бурной и переменчивой жизни и несмотря ни на что поспособствовала каждому из них остаться человеком, как бы ни было трудно. Я же в знак искренней к ней признательности среди прочих дорогих мне реликвий до сих пор храню свое старенькое личное дело ученика Загорской восьмилетней школы и пожелтевший от времени тетрадный листок с написанной от руки характеристикой ее выпускника 1966 года.

Н.А.Марков, директор школы №4 г. Иваново.

Педагогический коллектив школы вместе с директором Максимовой А. В. (крайняя справа).

Один из классов Загорской школы.

Выпускники 1975 года, школьники и учителя.

В школе не только учили, но и вели интересную внеклассную работу.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

18