Меню
16+

«Сельская правда», общественно-политическая газета Гаврилово-Посадского района

15.10.2019 14:13 Вторник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Слуга царю, отец гусарам

Автор: Б. Волчёнков

Фото неизвестного улана прим. 1908-1910гг. (Найдено на чердаке одного из домов Гаврилова Посада)

Командир Ингерманландского гусарского полка полковник Григорий Васильевич Владиславлевич

Многие наши земляки, чьи предки на протяжении столетий воспитывались в интересах отечественного коневодства на территории Гавриловской дворцовой коннозаводской волости, призывались на военную службу в кавалерию: в уланы, драгуны, гусары или просто в обозники всех родов войск. Мои предки не исключение. Так, моему отцу в начале войны довелось воевать в должности заместителя командира эскадрона 135-го полка 18-й кавалерийской дивизии 11-го кавалерийского корпуса Калининского фронта, совершая рейды в тылу врага в тех самых местах, где 130 лет до этого партизанские отряды самого знаменитого гусара Дениса Давыдова громили наполеоновских захватчиков. Дивизия под командованием генерал-майора Иванова Петра Самсоновича героически сражалась на Смоленщине до начала июля 1942 года, пока не была полностью уничтожена. Погиб и сам Иванов. Уцелевшие кавалеристы вливались в партизанское движение. А мой отец – Волченков Алексей Степанович — воевал уже в качестве начальника штаба партизанского отряда «25 лет Октября» до воссоединения с частями освободившей в марте 1943 года Вязьму армии. Надо ли говорить о роли коней и конников в партизанском движении периода Великой Отечественной войны, где лошадь, как и 130 лет до этого, являлась главным средством передвижения и транспортировки грузов. Война моторов не приемлема для партизан. Ведь гул и рёв техники слышны за километры, а конь с обёрнутыми мешковиной копытами пройдёт неслышно в двадцати метрах от вражеского расположения. Техника без топлива мертва, а конь обходится подножным кормом. К великому сожалению мы, как правило, знаем имена представителей лишь самого верхнего эшелона генералитета, в том числе и кавалерии. А большинство же героев войн, даже таких как генералы Пётр Иванов и Григорий Владиславлевич, которому и посвящена данная статья, несмотря на популярный лозунг «Никто не забыт — ничто не забыто», зачастую остаются почти безвестными.

Старейший в России Гавриловский дворцовый конный завод видел не только мирных конюхов. Его посещали многие прославленные военачальники. А в 1833 году на длительную дислокацию сюда прибыл гусарский Ингерманландский полк.

За более, чем двухвековую(1704-1918) историю прославленного кавалерийского полка из всех известных намкомандиров самое продолжительное время (с 1830 по 1843 год) его возглавлял полковник Владиславлевич. Девять лет из этого периода пришлись на дислокацию гусарского полка в Суздальском уезде. Его штаб и квартира командира располагались в Гавриловском посаде. А поэтому лишь материалы старинной Ратуши посада и смогли пролить некоторый свет на происхождение, родственные и семейные связи, характер Григория Васильевича и дополнить яркими подробностями скупые строки биографии этого незаурядного офицера русской армии – впоследствии генерал-лейтенанта. Из материалов Российского Государственного Военно-Исторического архива известно, что Григорий Васильевич был участником войн с наполеоновской Францией (1806 -1814). За героизм, проявленный в войне с Турцией в 1828-1829 годах, награждён орденом Святого Георгия 4-й степени за №4000, после чего, очевидно, был представлен к званию полковника и назначен командиром Ингерманландского гусарского полка. Под его командованием полк участвовал в экспедициях против Польских и Венгерских мятежников. Уже в звании генерал-майора в период Крымской войны был командиром 2-й бригады Резервной Уланской дивизии. При Евпатории был ранен в ногу на вылет. Дальнейшая военная карьера Григория Владиславлевича не известна. Известна лишь дата его кончины – 22 июня 1861 года. Сама дата смерти боевого генерала таинственным образом приводит к мысли о непрерывности истории и связи времён; событий века девятнадцатого с самой трагической датой века двадцатого.

Вернёмся, однако, в 1829 год к окончанию войны с Турцией. Именно в это время, как видно из документов Гаврилово-посадской Ратуши, Григорий женится на вдове умершего ротмистра лейб- гвардии гусарского полка Безобразова Алексея Николаевича — Жюстине Михайловне (урождённой Деспот-Зенович). У неё от первого её брака было двое детей – Александр и Анна. А вскоре (6 октября 1831 года) родился наследник Григория Васильевича и тоже будущий генерал – Николай Григорьевич Владиславлевич. У Жюстины Михайловны были братья – Иван и Антоний – дворяне Минской губернии. Иван на 1839 год отставной поручик того же лейб-гвардии гусарского полка, что и покойный муж Жюстины, а Антоний Михайлович (1804 – 1851) на это же время — штаб-ротмистр Ингерманландского гусарского полка, куда был по собственному желанию переведён в 1833 году, с должности полкового адъютанта первой бригады первой гусарской дивизии генерал-майора Ланского 1-го под начало своего зятя – полковника Владиславлевича.К тому времени он уже имел награды: Орден Св. Анны 3-й степени с бантом, медаль за взятие Варшавы и польский знак отличия за военную службу достоинства 4-й степени. А в 1839 году награждается ещё и орденом Св. Владимира 4-й степени, что было очень кстати, поскольку 13 ноября того же года состоялось его венчание в Троицкой церкви города Шуи с дочерью Плёсского 2-й гильдии купца и Тейковского фабриканта Степана Ивановича Каретникова – Надеждой Степановной. Таким образом, Жюстина Михайловна и Григорий Васильевич, через её брата, породнились с Каретниковыми, с которыми и впоследствии их связывали очень тёплые отношения и доверительная переписка.

Точных сведений о происхождении и месте рождения Григория Владиславлевича нет. Однако, в некоторых источниках указывается на его происхождение из сербских дворян,а представители сербского рода Владиславличей известны на русской службе ещё с петровских времён. С большой долей вероятности местом его рождения можно считать Волынь. Его родной брат Степан Васильевич – статский советник, что соответствует согласно табели о рангах генеральскому званию в армии, скончался в г. Дубно Кременецкого уезда Волынской губернии в конце 1830-х годов. На тот период трое сыновей Степана Васильевича: Илья, Александр и Афанасий — служили в Ингерманландском гусарском полку. Илья в звании майора. (Уволился он в1843 году подполковником, с правом ношения мундира, умер в 1854 году и похоронен в с. Нельша, Суздальского уезда, а ныне Тейковского района); Александр, так же майор, а Афанасий – ротмистр. В Гавриловском же посаде при командире полка проживала и их сестра, имени которой в документах не сохранилось. Сын Жюстины Михайловны – Александр Безобразов тоже послужил, правда, очень короткое время (1836г.), в этом полку, но зато его сыновья Иван и Владимир служили в Веймарских гусарах в 1840-е годы довольно длительный период. (Веймарским полк стал именоваться с 1841 года, когда был переименован в честь своего шефа из Ингерманландского в гусарский наследного Гросс-Герцога Саксен-Веймарского полк). За время Гаврилово-посадской дислокации здесь несли нелёгкую гусарскую службу многие известные офицеры из представителей русской дворянской элиты. Это и князь Аргутинский – Долгоруков, это и полковник фон-Фохт, четверо блестящих графов Гудовичей, Александр Пестель – брат казнённого декабриста, князь Иван Трубецкой, полковник Густав Данилович Бар (впоследствии генерал) и многие другие.

Формат данной статьи не предполагает рассмотрение многогранной служебной деятельности полковника Владиславлевича по командованию вверенным ему полком. Последующее производство его в генералы свидетельствует, что деятельность эта была успешной. Первого апреля 1842 года полк в составе 6-й лёгкой кавалерийской дивизии выступил на место новой предписанной ему дислокации «в округи Украинского воинского поселения» в Харьковской губернии. Через два года в своём письме Степану Ивановичу Каретникову Григорий Васильевич пишет: «Давно не имел удовольствия писать к Вам, причины этому перемена моей службы по производству моему (в генералы – Б.В.). Отвёз сына в кадетский корпус, а по возвращении должен был прибыть в полк. Грустно было расставаться с товарищами, с которыми 14 лет прослужил. Теперечи на новом месте довольно грустно, потому, что нет никого знакомых. Всё чуждо для нашего сердца. Хоть и есть в окружении довольно много хороших помещиков, но мы ещё ни с кем не знакомились. От Антона Михайловича и Надежды Степановны довольно часто получаем письма, он Бригадир…» Здесь же Жюстина Михайловна добавляет: «Нас судьба кидала в разные стороны и, наконец, закинула в Харьковскую губернию недалеко от Киева. Мы простились с гусарами, с добрыми товарищами. Много нам стоило это прощание слёз – ибо мы видели тоже и у них слёзы. Господа офицеры дали прощальный бал, который стоил им 2500 рублей, и провожали нас до заставы. Мне кажется, что я оставила в этом полку моё Отечество – никак здесь не могу привыкнуть, но, что же делать, такова воля Бога. Навсегда преданная Вам родственница и покорнейшая слуга Жюстина Владиславличева».

P.S. Помимо архивных данных, автор использовал материалы публикации И.Ю. Черёмушкина (г. Тейково) «Светлый облик офицеров Российской Империи».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

11